Рекорды смертности в октябре. Как поисковые запросы предсказали прирост смертей в регионах

С задержкой в неделю Росстат опубликовал статистику смертности за октябрь. Как и ожидалось — беда.

Октябрь стал месяцем с рекордной смертностью: она выросла на 32,11% по стране в целом (в сравнении со средним за 2017−2019 гг.). По сравнению с сентябрём — прошлым рекордным месяцем — число смертей выросло на 20,35%.

Общее число избыточных смертей в октябре — почти 50 тысяч. Всего избыточных смертей с апреля по октябрь по России — 154 тысячи. Для сравнения: по статистике оперштаба, на конец октября в России было 28 тысяч смертей от ковида — в 5,5 раз меньше избыточной смертности.

Дальше — экспресс-обзор избыточной смертности в российских регионах в октябре и статистики «коронавирусных» поисковых запросов в Яндексе, которая достоверно отражает динамику эпидемии и служит предиктором роста госпитализаций и смертности.

Как и почему метод поисковых запросов работает, я разбирал в прошлых текстах: например, здесь и здесь — и дальше останавливаться на этом не буду. Здесь и далее я работаю с запросом «пропало обоняние», который с начала эпидемии и до настоящего момента прекрасно коррелирует с госпитализациями и смертями — и который я регулярно верифицирую и перепроверяю ещё сотней более узких и специфических поисковых запросов. Но об этих запросах в другой раз.

А пока — карта прироста смертности в октябре. Карта интерактивная — наводите курсор на нужный регион и смотрите детальные цифры:

В топе смертности в октябре — те регионы и федеральные округа, о которых я писал ещё в октябре на основе статистики поисковых запросов.

Что видно по федеральным округам и регионам? Пойду с худших.

Поволжье

Хуже всего было в Удмуртии (+65,4%, 989 избыточных смертей) и Самарской области (+64,5%, 2337 избыточных смертей). На третьем месте — Оренбургская область (+54,8%, 1244 избыточные смерти). В октябре я отмечал, что именно в этих трёх регионах — худшая ситуация по динамике поисковых запросов — это же теперь отражает и избыточная смертность.

Лучшая по округу ситуация со смертностью в октябре — в Чувашии, но это «лучше всего» означает прирост на 22,6%, или 313 избыточных смертей. Это же показывали и запросы: в конце октября было видно, что именно здесь — спокойнее всего в Поволжье; тогда же я ожидал, что в ближайшие две недели регион преодолеет свой летний пик. Так и вышло: в середине месяца Чувашия превысила летний пик на 21,6% по абсолютному числу показов — но относительная доля показов оказалась на 5% ниже, после чего последовал спад. В ноябре я ожидаю в Чувашии прирост смертности, сопоставимый с июлем: +45−50%.

Из других регионов, где смертность выросла меньше всего — Нижегородская область (+23%, 968 избыточных смертей), где стремительный рост запросов пришёлся на октябрь, а пик — на начало ноября, и Марий Эл (+27,2%, 200 избыточных смертей), где за относительно невысоким 3-недельным плато вновь начался рост — и пик пришёлся на середину ноября. В остальных регионах Поволжья прирост смертности — от 32% до 48% по отношению к среднему в 2017−2019 гг.

Татарстан и Башкирия подтвердили свою репутацию наглых рисовальщиков: официально и там, и там не только не умирают от ковида, но и практически не заболевают. Так, в октябре в Татарстане было официально 59 смертей от ковида, а выявлено — 1161 человек. В Башкирии — 12 смертей за октябрь и 1211 новых кейсов. Сравните с избыточной смертностью: в Татарстане 1641 «лишняя» смерть (прирост +43,5%), в Башкирии — 1737 (прирост +40,3%).

Общий прирост смертности в ПФО за апрель−октябрь — 17,37%, всего на округ приходится 38 877 избыточных смертей.

Пик поисковых запросов в Поволжье пришёлся на последние недели октября и первую неделю ноября.

Image for post
Image for post

Сибирь

Антирекордсмен — Алтайский край, который я отмечал в каждой своей публикации как регион с самой паршивой ситуацией. В октябре смертность здесь выросла на 64,8%, всего «лишних» смертей — 1823. Пик запросов здесь пришёлся на вторую половину октября (12−25 октября) — относительная доля запросов на пике 0,0148−0,0156%. Пик смертности в крае, предположительно, произошёл в первые две недели ноября — и общий прирост смертности за месяц должен быть ненамного выше октябрьского. По данным ЗАГС Алтайского края, на ноябрь приходится 4751 запись актов о смерти (часть смертей при этом — октябрьские), прирост смертности +83% (2156 избыточных смертей).

Три других региона с антирекордами также было видно уже в октябре по поисковым запросам. Я отмечал отдельно Кемеровскую область, Новосибирскую и Омскую.

В Кемеровской области смертность выросла на 54,6% (+1754 смерти), в Омской — на 53% (+1117 смертей), в Новосибирской — на 39,6% (+1212 смертей).

Ошибся только с Томской областью: то, что я принимал за подножье горы, оказалось её пиком — и он пришёлся на конец октября. Смертность здесь выросла на 35,9% (+363 смерти).

Регионы, которые только в октябре начали расти по запросам, показали наименьший прирост смертности. Это Красноярский край (+16,2%, +485 смертей), Республика Алтай (+16,3%, +33 смерти), Тыва (+22,3%, +52 смерти). В Хакасии активный рост запросов начался с середины месяца — поэтому пиковой смертности в регионе стоит ожидать в ноябре. В октябре смертность здесь выросла на скромных по сравнению с другими регионами 8,5%.

По Сибири в целом пик запросов пришёлся, как и с Поволжьем, на конец октября−начало ноября. К настоящему моменту уровень запросов по округу всего на 18% выше летнего пика. Связано ли это с общим насыщением «ковидных» запросов или с реальным спадом — мы узнаем через два месяца. Я связываю со спадом: десятки других, более узких и специфичных запросов отражают ту же динамику.

Для сравнения: в Поволжье нынешний уровень запросов почти в полтора раза выше летних пиков.

Прирост смертности в Сибири за апрель−октябрь +11,4%, избыточных смертей — 14 640.

Image for post
Image for post

Урал

По регионам сюрпризов нет. Хуже всего, как и предполагалось, было в Челябинской области. Смертность здесь также выросла на рекордные 54,5% (+2180 смертей в октябре). В ноябре снижения смертности ждать не приходится — пик пришёлся на конец октября, к ноябрю в регионе была большая накопленная масса «ковидных» запросов, а значит — и больных, заметное же снижение произошло только к середине месяца.

В Тюменской области смертность выросла на 46% (+624 смерти) с пиком запросов в последнюю неделю октября−первую ноября. В Курганской области, где уже в начале октября была худшая динамика по запросам, смертность выросла на 38,2% (+415 смертей).

Не пострадавших регионов на Урале нет. Наименьший прирост смертности — в Свердловской области (+18,1%), что компенсируется большими абсолютными числами: здесь число смертей выросло на 908. Рост запросов в области пошёл позже, чем в других регионах Урала, а пик запросов пришёлся на середину ноября — поэтому у Свердловской области все рекорды ещё впереди.

Нынешний уровень запросов по Уралу — на 18% выше летних пиков.

На Урале смертность за апрель−октябрь выросла на 14,8%. «Лишних» смертей — 12 447.

Image for post
Image for post

Юг

Что до смертности, по регионам сюрпризов нет. Ещё в октябре писал, что самая сложная ситуация в округе — в Волгоградской и Ростовской областях, а на середину месяца все южные регионы, кроме Астраханской области, уже замедлялись. Все три — среди рекордсменов по смертности.

В Волгоградской области смертность выросла на 49,1% (+1364 смерти), в Ростовской— на 48% (+2336 смертей), в Астраханской — на 44% (+401 смерть).

В Калмыкии смертность выросла на 36,5%, в аннексированном Крыму — на 29,6%, в Краснодарском крае — на 24,8%.

Сентябрь−октябрь в Волгоградской области обеспечили две трети всей избыточной смертности в регионе за 7 месяцев — с апреля по октябрь (2238 против 1009 за предшествующие 5 месяцев). В Ростовской области — 86% (3679 избыточных смертей в сентябре-октябре против 600 в апреле-августе). В Калмыкии — 91% (186 против 18). В Краснодарском крае — 70% (3186 против 1385). В Адыгее — 100% (185 в сентябре-октябре против снижения смертности на 64 в апреле−августе). В Крыму — 100% (1345 против снижения смертности на 351). В Севастополе — 76% (70 против 22). Во всех регионах не было полноценной первой волны — активный рост на юге начался в августе−сентябре; прирост смертности тоже.

Исключение — Астраханская область, где активный рост запросов происходит уже во второй половине июля; здесь на сентябрь−октябрь приходится 61% всей избыточной смертности, начиная с апреля. Это же показывали и запросы: так, в октябре я писал, что только Астраханскую область полноценно затронула первая волна, а остальной юг полноценно накрыло только к сентябрю.

Из удивительного: скромный прирост смертности в Севастополе (+8,7%, +43 смерти), несмотря на сложную ситуацию, судя по поисковым запросам и исчерпанный уже в середине октября коечный фонд. Вместе с тем, у Севастополя — как и у Крыма — всё ещё впереди. В Севастополе в ноябре после 3-недельного плато возобновился рост — и запросы прошлой недели превышают пик октября уже в 2,5 раза, и активный рост продолжается. В остальном Крыму рост также возобновился, но уже в конце ноября — и нынешний уровень запросов уже на 18% первого, ещё октябрьского, пика. Вместе с Крымом активный рост в ноябре возобновился и в Краснодарском крае, и в Адыгее.

Астраханская область, Волгоградская, Ростовская и Калмыкия — на затяжном и высоком плато, которое, как показывает пример Крыма, Севастополя и Кубани, в любой момент может смениться стремительной второй волной.

Смертность в ЮФО выросла на 12% за 7 месяцев, общий прирост — 14 576 смертей.

Image for post
Image for post

Центр

В октябре я писал: «Самая сложная ситуация в ЦФО — в Белгородской, Воронежской и Липецкой областях». Эти три региона оказались и в топе по приросту смертности.

В Белгородской области смертность выросла на 52,3% (+908 смертей), в Липецкой — на 49% (+716 смертей), в Воронежской — на 36,8% (+1083 смерти). Среди рекордсменов я упустил только Рязанскую область — несмотря на высокую долю «ковидных» запросов: уже в конце ноября относительное число показов здесь было сопоставимо с уральскими и сибирскими регионами. Смертность — тоже: прирост в октябре — на 37,35% (+532 смерти). Замыкает пятёрку Москва: здесь смертность выросла на 30%, и всю избыточную смертность — 3173 — Депздрав отнёс к ковиду.

Единственный регион без избыточной смертности в октябре — Тверская область, которую я отмечал как самый спокойный регион в округе. Но страшным для Тверской области окажется ноябрь и особенно декабрь: поисковые запросы продолжают быстро расти — и за прошлую неделю почти достигли осенних сибирских высот. Ещё один регион с низким приростом смертности в октябре — Орловская область (+5,4%, +57 смертей).

В остальных регионах смертность выросла от 11 до 27%.

В отличие от Сибири или Урала, в отношении ЦФО о пройденном пике говорить нельзя: уровень поисковых запросов одинаково высокий последние два месяца (±10−15%), и признаков снижения нет. Основной эффект, конечно, дают Москва с областью — но по остальному ЦФО ситуация ненамного лучше. Последние 3 недели поисковые запросы всего на 40% ниже пика начала ноября, в 2,2 раза выше летних пиков — и с каждой неделей понемногу, но подрастают.

ЦФО, наряду с Поволжьем, один из самых пострадавших федеральных округов: здесь смертность за апрель−октябрь выросла на 16,2%, избыточных смертей по округу — 46 876. Из них 18 499 приходится на Москву, к 99,6% смертей причастен ковид (по данным московского Депздрава).

Image for post
Image for post

Дальний Восток и Северо-Запад

Дальневосточные регионы только в октябре начали отрастать — рост был стремительный, но пик запросов пришёлся на конец октября−начало ноября. После умеренного снижения в ноябре в округе установилось затяжное высокое плато — в разы выше летних пиков, и именно в ноябре−декабре от дальневосточных регионов стоит ожидать рекордной смертности.

Рекордсмены по приросту смертности в октябре — малочисленные ЕАО (+45,6%, +83 смерти), Магаданская область (+42,3%, +52 смерти), Чукотка (+38,3%, +15 смертей) — впрочем, в абсолюте на Чукотке прирост недостаточно значимый для однозначных выводов (так, сопоставимые всплески смертности случались и раньше — в сентябре 2019 или в марте 2018).

Image for post
Image for post

Среди северо-западных регионов основной вклад, как и ожидалось, внёс Петербург: здесь в октябре смертность выросла на 33,2% (+1633 смерти). В Республике Коми — втором северо-западном локомотиве в октябре — смертность выросла на 26% (+221 смерть). В остальных регионах прирост смертности — от 2 до 19%. Как и ожидалось, Северо-Запад в октябре оказался самым спокойным округом.

Уже в ноябре ситуация поменялась: весь ноябрь округ держится на одном высоком уровне запросов, а последние две недели вновь отрастает. Растут Мурманская область (после небольшого спада)и Новгородская область. В Псковской области — пик, Ленобласть — вновь быстро растёт, в Петербурге рост запросов также возобновился, и перспективы пока не ясны. Остальные регионы, за редкими исключениями — на высоком коронавирусном плато.

Image for post
Image for post

На Дальнем Востоке прирост смертности за 7 месяцев +6,8%, «лишних» смертей — 3832. На Северо-Западе смертность выросла на 12,6% за апрель−октябрь, или на 12 765 смертей. Из них почти две трети приходятся на Санкт-Петербург.

Северный Кавказ

В октябре эпидемия сильнее всего ударила по Ставрополью — региону, отмеченному в октябре как самому неблагополочному из северокавказских: прирост смертности здесь +46% (1141 избыточная смерть). Следом идут КБР (+36,3% к смертности, 215 «лишних» смертей) и Северная Осетия — регион, который в октябре показывал самый быстрый на Кавказе рост поисковых запросов, а итоговая смертность в октябре выросла на 20,4% (+114 смерти).

Среди кавказских регионов прямо сейчас растёт Ставрополье — рост возобновился после непродолжительного спада. Начала отрастать Чечня — российский рекордсмен по избыточной смертности. На стабильном, умеренно высоком уровне держатся запросы в КБР и КЧР. В Северной Осетии уже больше месяца продолжается спад, а Дагестан с Ингушетией как были, так и остаются самыми спокойными регионами России, которым удалось избежать второй волны эпидемии.

Image for post
Image for post

Кавказ — рекордсмен в грустном состязании по избыточной смертности. За апрель−октябрь смертность здесь выросла на четверть — на рекордные 24,8%, это 10 244 избыточных смертей (0,1% от населения всего округа).

Каковы перспективы?

Поисковые запросы показывают: пик по стране в целом пришёлся на рубеж октября и ноября. Уже со второй недели ноября запросы стали снижаться, но к концу месяца вышли на стабильное и высокое плато. Последние три недели без изменений: запросы превышают свой обычный сезонный уровень в 90 раз, а уровень июньского пика — когда произошла мощная вспышка в Поволжье, ЦФО и на Урале, — в 3,5 раза. Это плато не означает улучшения ситуации — судя по запросам, заболеваемость по-прежнему крайне высокая, нагрузка на здравоохранение в большинстве регионов кошмарная, и надежд на скорое улучшение нет.

Рост остановился, но этого недостаточно: каждая неделя с таким высоким уровнем запросов выливается в новые госпитализации и новые смерти — по моим грубым оценкам, нынешний уровень поисковых запросов будет стоить России +50−60 тысячам избыточных смертей ежемесячно. Надеюсь ошибиться.

Напоследок — ещё одна карта: с количеством избыточных смертей в регионах.

В ноябре, по всему, в большинстве регионов пики будут ещё выше, зелёных и жёлтых регионов — меньше, и появятся и чёрные регионы с двукратным приростом смерности. Например, Новосибирский ЗАГС уже отчитался за ноябрь — смертность выросла на 90%. И таких регионов будет больше.

Written by

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store