Третьей волны не будет. Не будет? Что происходит в России и в мире с эпидемией

→ ПАРАД СМЯГЧЕНИЯ МЕР

Госпитализации падают: на начало февраля в стране было свободно больше трети коечного фонда. Это уже меньше 170 тысяч занятых коек — вернулись к показателям середины октября, за январь снижение — на четверть. Десятки регионов прямо сейчас сокращают коечный фонд и возвращают диспансеризацию и плановую медпомощь.

→ КОВИДНЫЕ ПОИСКОВЫЕ ЗАПРОСЫ: ДВА МЕСЯЦА СПАДА

Ещё осенью я не раз утверждал, что именно запросы, связанные с потерей обоняния и вкуса, показывают самую сильную корреляцию с реальной заболеваемостью, госпитализациями и смертностью. Именно эти запросы сильнее всего снизились за прошедшие 3,5 месяца. Я рассматриваю группу из 23 «обонятельных» запросов в разных формулировках (от «исчезло обоняние» до «пропал нюх» и «не чувствую запахи») — она достигла пика в начале ноября, с того момента непрерывно и быстро снижается — и сегодня вернулась к уровню мая-июня. Но есть проблема.

  • Течение болезни. 27 запросов, которые отражают интерес людей к протеканию болезни, поведению при ковиде и к прогнозам при разных сценариях. Это запросы вида «ковид по дням», «лечение коронавируса по дням», «коронавирус при беременности 1 триместр», «положительный тест на коронавирус что делать» и пр. Это группа наиболее специфичных запросов, наряду с «обонятельными» — и динамика здесь очень схожая, за одним исключением: такие запросы разошлись с «обонятельными» в конце ноября, и с того момента стали снижаться медленнее, весь декабрь держались на стабильно высоком уровне 85−87% от пика (тогда как у запросов с аносмией в декабре был уровень 57−70%). Их нынешний уровень — это конец сентября (или пик в июне). Спад, как и у запросов с обонянием и вкусами, стал замедляться.
  • КТ. 7 узких запросов, отражающих потребность людей в КТ — не широкие и общие «кт» и «кт лёгких», а конкретные «кт круглосуточно», «кт срочно», «кт при температуре», «повторное кт» и пр. Пик более растянутый, чем у двух предыдущих групп — но также пришёлся на конец октября-начало ноября. Спад — более медленный, а нынешний уровень сопоставим с концом сентября.
  • Лечение — поиск конкретных лекарств. Здесь 52 запроса препаратов, которые входят в методические рекомендации, клинические протоколы и схемы лечения. Это лекарства, которые назначают на амбулаторном звене — и те, которыми лечат в больницах, от противовирусных и антибиотиков до ГКС и иммунодепрессоров. Всю осень группа шла вровень с обонятельными запросами, в январе разошлась — и снижается медленнее. Нынешний уровень — всё тот же конец сентября.
  • Лечение (практические запросы). Ещё 52 более узких запроса практического характера. С одной стороны — это поиск инструкций к лекарствам, которые назначают при ковиде, с другой — запросы вида «парацетамол при коронавирусе», «цефтриаксон при пневмонии сколько дней». Отдельная группа — запросы, связанные с кислородом: это поиск кислородных подушек, «кислородный концентратор купить», «кислородный аппарат в домашних условиях», «кислородная подушка заправить» и пр. Здесь динамика та же, что и у прошлой группы.
  • Заключения КТ. Группа из 69 узких и специфичных КТ-запросов, которые предполагают наличие у человека на руках заключения после КТ. Это 37 запросов с «поражением лёгких» («поражение лёгких 25 процентов», «поражение лёгких 3 степень», «поражение лёгких что делать») и специфические описания снимков («уплотнение паренхимы», «участки консолидации», «плевральный выпот» и пр.). Есть несколько более широких запросов — «пневмония кт 4», «кт 3 степень», «двухстороннее поражение», «полисегментарная пневмония» и пр. Это показательная и важная группа запросов, во многом свободная от влияния СМИ и очищенная от простого любопытства. Она показывает продолжительный пик с конца октября до середины ноября — и весь следующий месяц эти запросы держались на стабильном высоком уровне в пределах 80−90% от пика, с медленным снижением в декабре. Последние полтора месяца эти запросы снижаются, их нынешний уровень — 28% от осеннего пика, уровень конца сентября.
  • Пневмония. Более широкая группа из 12 запросов, связанных с пневмонией: это в основном общие запросы вида «воспаление лёгких», «лечение пневмонии», «матовое стекло» и пр. И динамика тут — та же, что и у КТ-запросов, с чуть более быстрым спадом в декабре. Сегодняшний уровень — 32% от пика, это начало октября.
  • Сатурация. 15 конкретных запросов со сниженной сатурацией: от «сатурация 81» до «сатурация 94» + запрос «сатурация что делать». Подобно специфическим фразам с КТ, эти запросы — практического характера: они включают в себя узкие запросы вида «сатурация 83 при коронавирусе», «сатурация 85 прогноз», «сатурация 90 что означает», «сатурация 87 при пневмонии» и пр. Очевидно, такое будут искать не из любопытства, а из необходимости: эти запросы предполагают наличие пульсоксиметра (или недавнего замера врачами) и сниженной сатурации. Эта группа очень показательна и сильно коррелирует с избыточной смертностью осенью и зимой: пик в первой половине ноября, далее — стабильно высокий, в пределах 90−95% от пика, уровень до конца года. С начала января эти запросы активно снижаются. Нынешний уровень — 42% от осеннего пика.
  • Медицинская помощь. 9 запросов, которые отражают потребность людей в медпомощи: от «вызвать врача» и «телефона скорой» до «врач не пришел», «минздрав горячая линия» и пр. Здесь картина схожая с предыдущей группой, с одной поправкой: в декабре снижение здесь было более значительным (до 80−85% от пика), а последние 4 недели эти запросы держатся на одном уровне. Нынешний уровень — 48% от пика, это середина сентября.
  • Симптомы. Это другие характерные для ковида симптомы. Всего 20 запросов: от конкретных «коронавирус температура неделю» до менее специфичных «боль в спине между лопатками», «держится температура», «температура 37», «температура и кашель» и пр. Эта группа наименее показательная — в отличие от обоняния, эти симптомы наименее специфичные, поэтому рассматривать их можно только в связке с другими группами. И здесь динамика схожая: продолжительный пик весь ноябрь, очень медленный спад в декабре (до 86−91%), резкое снижение в январе, отсутствие спада в последние 4 недели — часть запросов и вовсе подрастает (например, это неспецифичные «температура и кашель» или «сухой кашель»). Сегодняшний уровень — 56% от пика. Мы вновь в середине сентября.
  • Реабилитация. 13 запросов с предметным интересом вида «реабилитация после пневмонии», «восстановление после коронавируса», «дыхательная гимнастика» и пр.
  • Осложнения. 58 запросов, которые объединяют остаточные явления и постковидные осложнения. Например, «волосы после коронавируса», «слабость после коронавируса», «тахикардия после коронавируса», «вирусный миокардит», «запахи после коронавируса», «коронавирус осложнения на сердце», «после ковида держится температура» и пр.
  • Запросы после болезни. 20 запросов, которые касаются поведения после болезни и после лечения (особенно антибактериального) — от «бани после коронавируса» и «упражнений после ковида» до «молочницы после антибиотиков».

География запросов

Отдельно разберу ситуацию по разным федеральным округам — спад везде, но эпидемия всюду протекает по-разному. Показательна группа запросов с выдержками из заключений КТ. Отсюда вычищены популярные и потенциально зашумлённые запросы вроде «вирусной пневмонии», «двухсторонней пневмонии» и пр., в группе осталось 66 узких, редких и максимально специфичных запросов. Ниже — их понедельная динамика по федеральным округам, по оси ординат — превышение группы запросов относительно среднего фонового уровня (что позволяет косвенно сравнить высоту пиков в разных округах).

  • Центр. Пик запросов происходит даже не в ноябре — в то время, как Урал с Сибирью уже снижались, ЦФО только подступал к пику. Пикового уровня запросов он достигает в конце ноября — и это растягивается на месяц (уровень — 95−100%). Весь ноябрь — стабильно высокий предпиковый уровень — 89−95%. Что до избыточной смертности, то в ноябре в ЦФО смерность вырастает на рекордные 47% (по сравнению со средним в 2017−2019), в декабре — на ещё более рекордные 64%. За январь я ожидаю прироста смертности +25−30%. Нынешний уровень запросов — 35% от пика, это уровень начала июня или конца сентября, и заметный вклад здесь вносит Москва.
  • Поволжье. Выраженный 3-недельный пик с конца октября по середину ноября, далее — стремительный спад: уже в начале декабря Поволжье снизилось на 29%. Прирост смертности в ноябре и декабре — по 63%. Нынешний уровень запросов в ПФО — 26% от осеннего пика, ровно столько же было на пике в июле, когда Поволжье отметилось приростом смертности на 33%.
  • Урал. Та же картина, что и с Поволжьем: пик выраженный и растянутый на несколько недель, только на декабрь приходится более существенный спад. В ноябре смертность выросла на 71%, в декабре прирост снизился до 64%. Нынешний уровень запросов — 23% от пика, что соответствует середине сентября или началу июля, когда Урал только подбирался к своему первому, ещё летнему пику.
  • Сибирь. В компании округов, переживших рекордную заболеваемость в первой половине ноября. Только, в отличие от Урала с Поволжьем, в Сибири пик был более интенсивным и коротким — всего 2 недели вместо 4, а снижение в декабре шло быстрее других округов. Это отразилось и на смертности: если в ноябре в Сибири смертность выросла на рекордные 73%, то в декабре — уже на 54%. Сегодня в Сибири доля запросов — 22% от пика, это уровень конца сентября, это выше всех летних пиков, и самое неприятное: запросы перестали снижаться. Последние две недели на одном уровне, а за две недели до этого снижение сильно замедлилось (с 27 до 24%, затем до 22%).
  • Дальний Восток. Здесь пик приходится на вторую половину ноября, а в декабре снижение медленное — всего на четверть к 20 декабря. Прирост смертности в ноябре +54%, в декабре +80% — антирекорд среди федеральных округов. Сегодняшний уровень запросов низкий — 26% от пика, это, как и с другими округами, соответствует концу сентября. Из неприятного: спад стал сильно замедляться.
  • Северо-Запад. Как я отмечал два месяца назад, активный рост здесь начинается в ноябре — и к декабрю ситуация сильно осложняется. КТ-запросы достигают пикового уровня только во второй половине декабря, лёгкое снижение начинается в конце года, а каникулы ускоряют спад и, очевидно, сильно сбивают волну. Это соответствует и смертности, которая в ноябре выросла на скромные по сравнению с другими округами 41%, а уже в декабре — на 71%. Сегодня Северо-Запад на уровне середины октября и июня — 38% от пика. Стремительное снижение в январе прекратилось, и с февраля спад по округу стал сильно замедляться.
  • Юг. Как я писал раньше, эпидемия сюда пришла по-настоящему только к концу лета — спасибо курортному сезону и миллионам туристов со всех регионов. Активный рост начинается в у июле, уже в середине сентября специфические КТ-запросы взлетают — и к концу октября достигают пика. Пик оказался непродолжительным, а спад — резким: за считанные недели доля запросов снизилась на четверть — но только для того, чтобы уже в конце ноября вновь пойти в рост и достичь нового пика в первую половину декабря — и этот пик продлился до конца года: самый высокий уровень запросов — это последняя неделя декабря. Только январский квази-карантин смог существенно сбить южную волну — и январь-февраль юг снижается, а его сегодняшний уровень соответствует началу сентября, накануне бурного роста. К слову, смрертность на юге росла постепенно — в октябре прирост на 36%, в ноябре на 39%, а уже в декабре — на рекордные 69%.
  • Северный Кавказ. На Кавказе была кошмарная весна и начало лета — и майско-июньскую смертность Чечня, Дагестан и Ингушетия, по-видимому, размазывали весь год. Это обусловило и более низкую, чем в других регионах, осеннюю волну: где-то она оказалась совсем невысокой, как в этих трёх регионах, где-то — как в Северной Осетии — сопоставимой с весенней волной, а в оставшихся регионах — всего в 2−3 раза выше весны. Ноябрь и декабрь на Кавказе также оказались рекордными, первый пик пришёлся на середину ноября, второй — на вторую половину декабря, и главный вклад внёс Ставропольский край. Спад на Кавказе начался уже в последнюю неделю года, январские праздники его только усилили. Нынешний кавказский уровень — это начало сентября. За последнюю неделю спад сильно замедлился.

→ СНИЖАЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО РОССИЯ. И РАСТИ БУДЕТ НЕ ТОЛЬКО ОНА

Беларусь массово возвращает больницы по всей стране к обычному профилю, а по специфическим ковидным запросам видно, что огромная осеннее-зимняя волна схлынула — пик здесь пришёлся на на конец ноября-начало декабря, далее последовал быстрый спад.

Источник: Евгений Истребин
Источник: Евгений Истребин

→ ШТОРМ В ЕВРОПЕ

И если Молдова, сметённая новой волной, позволить новый локдаун себе не может, то в Европе — новая череда государственных карантинов.

→ Португалия

За январь число госпитализированных выросло в 2,5 раза — с 2,8 до 6,9 тысяч. Число пациентов в реанимациях выросло на 80% за месяц. Январь Португалия прошла с превышением смертности на 50−80% выше нормы. Второй локдаун в Португалии ввели только после Рождества, которое шумно праздновали семьями. В январе ситуация стремительно ухудшилась: смертность взлетела, больницы переполнились, а из Лиссабона из-за загрузки госпиталей больных стали везти на юг, где ситуация была легче.

→ Испания

Здесь также на январь приходится резкий рост госпитализаций: после спада в ноябре-декабре число госпитализированных выросло в 2,8 раз за месяц — с 12,6 тыс. до 35,3 тыс. в конце января. В середине января Испания ужесточила карантин, в феврале заболеваемость и госпитализации начинают снижаться.

→ Другие страны

Нестабильная ситуация во Франции. Пик второй волны пришёлся на середину ноября — 33 тысячи госпитализированных. После месяца стабильности — с середины декабря по середину января в больницах лежало 24−25 тысяч человек — во Франции вновь начался ползучий прирост госпитализаций. На 4 февраля госпитализировано 27,5 тыс. человек (вскоре, впрочем, произошёл спад до 26,% тыс.). По сравнению с декабрём ежедневное число новых пациентов в реанимациях выросло в полтора раза — со 170 до 250. Резко выросло присутствие британского штамма: если на 8 января на него приходилось 3,3% заражений, то на 27 января — уже 14%, на середину февраля — уже 35%. Прирост — на 60% в неделю. Есть отдельные коммуны (например, Дюнкерк), где он обнаруживается в 68% образцов. Распространяются и бразильский, и южноафриканские штаммы — их долю оценивают в 4−5% по всей стране. Франция готовится к резкому приросту больных уже в ближайшие недели и рассматривает варианты новых ограничений.

→ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ИММУНИТЕТ ИМЕНИ МАНАУСА И «НЕ СТРАШНЕЕ ГРИППА» В МЕХИКО

Убеждение, что «все уже переболели», опасно. Это хорошо показывает пример Латинской Америки.

Третьей волны не будет?

Сначала нас успокаивали, что вирус только в Китае — и переживать не о чем, до нас не доберётся. Потом — что болеют только азиаты. Только старые и больные. Только те, у кого нет БЦЖ — а нам, с БЦЖ, вирус не страшен.

--

--

Аналитика эпидемии коронавируса в России и других странах

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store
Alexander Dragan

Alexander Dragan

Аналитика эпидемии коронавируса в России и других странах